«Наши деньги осели в кармане»: что рассказал представитель «Ак Барс Меда» по делу о «страховом обнале»

 
«Я преследовал то, что человек должен оздоровиться. Если бы он поехал на Джомолунгму подниматься — это однозначно проплачивать нельзя», — рассказывал вчера в суде свидетель и одновременно фигурант по делу о «страховом обнале» в «Ак Барс Меде» Андрей Балашов.

На скамье подсудимых параллельно с ним оказался начальник финансового отдела АО «Татэнергосбыт» Марсель Зиннатуллин, который, как считает следствие, в течение нескольких лет ездил в отпуск и обналичивал страховые деньги. О том, почему схему не раскрыли сразу, какие спорные ситуации возникали при оформлении ДМС и какую сумму у подсудимого хочет забрать представитель потерпевшего, — в репортаже «БИЗНЕС Online».
Представитель потерпевшего: «Всю деятельность по заключению договоров и сопровождению вел Балашов»
В Ново-Савиновском районном суде Казани продолжили рассмотрение уголовного дела в отношении начальника финансового отдела АО «Татэнергосбыт» Марселя Зиннатуллина. Его, напомним, обвиняют в участии в схеме обнала через корпоративные договоры добровольного медстрахования.
Потерпевшей стороной по делу проходит компания «Ак Барс Мед», которая в течение нескольких лет финансировала «лечение» Зиннатуллина в Сочи и за границей. Представитель компании Ренат Ахмадуллин был первым, кого допросили в рамках уголовного дела.
В чем обвиняют Зиннатуллина
Ахмадуллин рассказал, что в данный момент работает начальником финансового департамента организации, а также по совместительству заместителем генерального директора компании «Ак Барс Мед». В его должностные обязанности входили вопросы планирования, утверждения бюджета и взаимодействие с банковскими структурами. Соответственно, Ахмадуллин — материально ответственное лицо, имеющее право подписи.
По словам Ахмадуллина, «Ак Барс Мед» занимается оформлением обязательного медицинского страхования и добровольного медицинского страхования. В начале допроса гособвинителя по делу Маргариту Сергееву интересовало, как проводилась процедура оформления ДМС для сотрудников «Татэнергосбыта». На вопрос представитель потерпевшей стороны ответить не смог: «Я конкретно к этому направлению отношения не имел. Всю деятельность по заключению договоров и сопровождению вел [фигурант другого дела Андрей] Балашов».
Правда, какие-то детали Ахмадуллин все же назвать смог. Он рассказал, что обычно договор с организациями заключается ровно на год. После этого компания каждый раз заключает новый. При возникновении страхового случая алгоритм получения медицинской помощи выглядит примерно так: застрахованный человек должен обратиться на горячую линию «Ак Барс Меда», после этого ему оформляют направление на получение необходимой услуги в медицинском учреждении из списка тех, с кем у «Ак Барс Меда» есть рабочие отношения. Таких организаций, подчеркнул Ахмадуллин, более 1,5 тысячи.
После того как проходил страховой случай, в компанию приходила заявка на оплату, которая проходила согласование в бухгалтерии — на предмет договорных отношений с контрагентом, указанным в документах. После заявку согласовывал сам Ахмадуллин, а уже в конце свое подтверждение давал генеральный директор.
От прокурора прозвучал и один из ключевых вопросов: как получилось, что страховая компания перечисляла деньги на счета туристических фирм? «Нашей компанией туристические путевки не оплачивались», — не колеблясь ответил Ахмадуллин, несмотря на то что это противоречит фактическим обстоятельствам дела. Впоследствии он все же повторил, что это направление курировалось Балашовым, мол, сам Ахмадуллин о каких-то подозрительных действиях даже не подозревал.
На отдых в Эмираты по ДМС: как выглядит схема «страхового обнала» в деле «Ак Барс Меда»?
Представитель потерпевшего обозначил, что с подсудимым Зиннатуллиным до начала судебных разбирательств знаком не был. О деталях схемы, в которой обвиняют Зиннатуллина по каждому эпизоду, Ахмадуллин также рассказать не смог, что вызвало нескрываемое недоумение у председательствующего по делу судьи Олега Семенова. Тот было начал рассуждать, кого из руководства «Ак Барс Меда», действительно знакомого с сутью уголовного дела, можно пригласить в суд для допроса. Оказалось, что о действиях Зиннатуллина представителю потерпевшего стало известно после изучения материалов, собранных следствием. «Наши деньги осели в кармане…» — обтекаемо ответил Ахмадуллин на вопрос, в чем все-таки обвиняют Зиннатуллина.
В завершение допроса выяснилось, что сумма ущерба, причиненного действиями Зиннатуллина страховой компании, составила 9 млн 643 тыс. рублей. Потерпевшая сторона уже подала гражданский иск на эту же сумму. Не менее интересной деталью было и то, что сам Зиннатуллин, по всей видимости, пытался частично возместить ущерб. Задавая очередной вопрос потерпевшему, он вскользь рассказал, что около года назад пытался перечислить на счет «Ак Барс Меда» 200 тыс. рублей, но их отправили обратно. Как пояснил Ахмадуллин, деньги вернули из-за того, что никто не знал, на основании чего они были перечислены.
«Если бы он поехал на Джомолунгму подниматься — это однозначно проплачивать нельзя…»
Замгендиректора «Ак Барс Меда» Андрей Балашов, которого несколько раз упомянул представитель потерпевшего, появился в зале судебного заседания следующим. По делу Зиннатуллина он проходит в качестве свидетеля. Прямо сейчас, к слову, Балашов находится в ожидании начала своего уголовного разбирательства. Следователи экономического отдела СКР считают его главным фигурантом коррупционного дела. Балашову насчитали 19 эпизодов злоупотребления полномочиями. Дело должно было пройти в особом порядке, однако накануне Балашов от такого формата отказался.
В начале допроса Балашов рассказал, что работает в «Ак Барс Меде» по сей день. Отстранен он или нет — уже другой вопрос, который в суде не поднимался. До начала уголовного преследования он курировал ОМС и ДМС в части заключения договоров и урегулирования убытков. «В настоящий момент у меня другие обязанности», — внезапно поделился Балашов, так и не раскрыв, в чем же они заключаются. Стоит сказать, что с самого начала допроса он держался максимально спокойно, на все вопросы отвечал четко и уверенно.
По словам Балашова, в ДМС входил договор, списки застрахованных лиц и лечебных учреждений, а также программы медицинского страхования. По договору с «Татэнергосбытом», вспоминал Балашов, перечень медицинских учреждений – контрагентов действительно был большим — около 1,2 тыс. организаций, причем не только по России, но и за границей. По словам Балашова, в соглашении не прописывалось, должно ли учреждение-контрагент иметь лицензию. «В договоре с „Татэнергосбытом“ было написано, что мы обращаемся либо в лечебные учреждения, либо в иные организации с целью помощи в оказании медицинских услуг или организации помощи», — объяснял Балашов то, как деньги страховой компании могли «утечь».
При возникновении страхового случая, по его словам, человек сам мог высказать пожелание, в какую клинику он хотел бы попасть, в некоторых случаях, рассказал он, специалисты кол-центра могли посоветовать человеку клинику и врача. «Однозначной схемы в этом вопросе не существует», — подчеркивал Балашов.
При допросе выяснилось, что получение Зиннатуллиным услуг в фирмах-контрагентах изначально не носило криминальной подоплеки. Так, Балашов рассказал о понятии «избыточность». Этим термином он назвал состояние, когда сотрудники фирмы, оплатившей договор ДМС, редко обращались по страховым случаям, т. е. когда у компании оставался большой остаток и фактически медицинские услуги им оказаны не были. «Мы стараемся застрахованным людям помогать, объяснить, что эти средства мы можем потратить на медосмотры, санаторно-курортное лечение. Главное условие — чтобы было согласовано с руководством и страховая компания это позволяла», — поделился Балашов, дав понять, что работал на благо компаний.
По словам свидетеля, на согласование в «Ак Барс Мед» приходили документы с «установочными данными», которые потом, как оказалось, не соответствовали действительности. О незаконных действиях Зиннатуллина он якобы узнал уже в процессе следствия. «Я преследовал то, что человек должен оздоровиться. Допускается лечение в условиях курортной зоны согласно защите здоровья граждан РФ. Если бы он поехал на Джомолунгму подниматься — это однозначно проплачивать нельзя, если бы он еще куда-то развлекаться поехал», — резюмировал Балашов, которому скоро самому отбиваться от обвинений в суде.
На следующем заседании суд планирует продолжить допрос свидетелей. По данным «БИЗНЕC Online», в деле их больше 100.